Каждый предприниматель — это маленький инвестор, но малый бизнес в Украине с этой позиции никто не рассматривает

Юлия Дроговоз

Интервью   |   Выпуск № 1 (Январь, 2017)

 

С 1 января нынешнего года вступил в силу Закон Украины «О внесении изменений в некоторые законодательные акты Украины» от 15.09.2016 г. № 5130, который 27 декабря прошлого года подписал Президент Украины. В том числе были внесены изменения в Закон Украины «О сборе и учете единого взноса на обязательное государственное социальное страхование». Теперь все физические лица — предприниматели (далее — ФЛП) обязаны уплачивать единый социальный взнос, независимо от того, осуществляется предпринимательская деятельность или таковой в отчетном периоде нет. В последние дни декабря ФЛП, не имевшие дохода, выстраивались в километровые очереди во всех городах Украины с целью как можно быстрее прекратить свою предпринимательскую деятельность. Так чем же данный закон грозит малому бизнесу, в чем была его задумка и как теперь выжить предпринимателям? На эти и другие вопросы отвечает вице-президент Украинского союза промышленников и предпринимателей Юлия Дроговоз

Юлия Дроговоз,
вице-президент Украинского союза промышленников и предпринимателей

 

ФДК. Финансовый директор компании: Юлия, объясните, пожалуйста, что означают изменения в Налоговом кодексе для ФЛП, которые временно не имеют дохода?

Юлия Дроговоз: Если говорить о ФЛП, то это прежде всего те предприниматели, которые работают на общей системе налогообложения. Стоит отметить, что уже был некий отток предпринимателей в конце 2010 года — перед принятием Налогового кодекса, далее наблюдался отток предпринимателей с единого налога на общую систему налогообложения. То есть волна подобных событий уже была, когда ФЛП закрывались и либо уходили вообще, либо переходили на общую систему налогообложения, поскольку понимали, что на едином налоге придется платить немалые суммы Выгоднее быть на общей системе налогообложения, потому как там нужно платить в зависимости от того, есть доход или же его нет. Если дохода не было, они ничего не платили, а если возникал какой-либо доход, предприниматели понимали, что он облагается налогами. Это было экономически обоснованно и понятно.

 

Теперь о том, кто находится на общей системе налогообложения:

• это сезонный бизнес;

• те, кто вел когда-то деятельность, но по каким-либо причинам ее прекратил и не закрыл ФЛП. Понимая, что процесс закрытия достаточно длительный, возможно, они надеялись в будущем восстановить свою деятельность. Собственно, была некая уверенность в том, что в любой момент можно продолжить работу.

 

А что же изменилось сейчас? Изменения коснулись именно тех ФЛП, которые, не вели своей деятельности и не имели доходов. Но при этом с 1 января 2017 года в обязательном порядке должны уплачивать ежемесячный ЕСВ в размере 22% от минимальной зарплаты, то есть — 704 грн. А если посчитать за год, то ФЛП следует уплачивать около 8500 тыс. грн, независимо от того, имели они доход или нет.

 

Следовательно, ФЛП, которые временно не получают доход, должны уплатить данный налог с каких-то других доходов: пенсия или заработная плата либо другие источники дохода. Таким образом, говорить о том, большая эта сумма или маленькая, нецелесообразно, поскольку это понятие относительное.

 

ФДК: Как вышеназванные категории ФЛП будут вести себя в сложившейся ситуации?

Ю.Д.: Те, кто находится в тени, продолжат там и оставаться. Тут особо ничего не изменится. Они, как и раньше, будут работать в тени, закрыв свои ФЛП. К примеру, рассмотрим сложившуюся ситуацию на рынках. Говорят, что те, кто торгует на рынках, уже и так на 80% в тени. Парадокс в том, что государство само создало условия работы предпринимателей вне закона. Этому предшествовал ряд изменений в законодательстве, которые все больше делали честное ведение бизнеса невыгодным. Зайдя в тень, назад предприниматели не выберутся. А происходит это потому, что есть человек, который не уплачивает налоги, и есть предприниматель, который, их исправно уплачивает. Проверять будут прежде всего того, кто работает легально, поскольку его легче найти. Ни для кого не секрет, что как только проверяющий приходит на рынок, все уже об этом знают, и закрыть киоск не составит особого труда.

 

Вторая категория — те, кто действительно не имел доходов. Возможно, из-за того, что экономическая ситуация в стране тяжелая, они временно приостановили свою деятельность. Но спустя какое-то время, вполне реально, планировали вернуться. Теперь их вынудили закрыть бизнес, поскольку им неоткуда сейчас брать деньги на уплату ЕСВ.

 

Остается категория ФЛП, которые ведут сезонный бизнес. За что эти люди должны страдать? Такие ФЛП рассчитывали, что будут зарабатывать несколько месяцев в году. Для них сегодня тяжелее всех принять решение — смогут они платить эти «дополнительные» 8,448 тыс. грн или вынуждены будут закрыться, а зачастую — уйти в тень. Создается впечатление, что государство «толкает» этих людей вести бизнес нелегально, и дает понять, что там им будет выгоднее.

 

В любом случае, государство ничего не получит. Может быть, какое-то время небольшой денежный поток будет идти от тех, кто вовремя не успел закрыть ФЛП. В конечном итоге, увеличится число предприятий, которые работают в тени и которые вряд ли вернутся обратно, в легальный бизнес

 

ФДК: Хотите сказать, что легализировать работающий в тени бизнес все так же невыгодно?

Ю. Д.: Каждый предприниматель — это маленький инвестор, и очень жаль, что государство их с этой позиции не рассматривает, называя спекулянтами и схемщиками. Нужно говорить о том, что должна сделать страна, чтобы экономика стала инвестиционно привлекательной и чтобы людям было выгодно платить налоги. Это все должно быть в экономически сопоставимых величинах, то есть налоги и платежи должны быть обоснованными. И, безусловно, не должно быть коррупционного платежа, поскольку он и существует для тех, кто работает в тени. Собственно, для того чтобы сделать экономику инвестиционно привлекательной, в том числе содействовать работе ФЛП, необходимо акцентировать внимание на снижении налоговой нагрузки на честно работающий бизнес.

 

Возьмем, к примеру, Польшу. Первое, что сделали там, — приняли Закон «О свободе предпринимательства». Важно понимать, что главное — не просто принять такой закон, а сделать так, чтобы он работал. А у нас рассматривают любой бизнес как априори желающий всячески уйти от уплаты налогов, будь то ФЛП или крупные предприятия. В любом случае бизнес ищет пути минимизации своих расходов, в том числе — налоговых. Идет «охота» на злоумышленников, но страдает от нее преимущественно прозрачный бизнес, который, как уже отмечалось, проверяющим найти куда проще, нежели владельцев теневого предприятия, работающего по фиктивным адресам и подставным компаниям. Получается, бизнес должен тратиться на то, чтобы содержать огромное количество специалистов, которым следует знать все государственные «нововведения» и правильно их понимать. В результате легально работать могут себе позволить очень мало предпринимателей.

 

Очень жаль, что на государственном уровне не рассматривается вопрос, почему у нас удобнее быть в тени. А решить эту проблему одними показательными штрафами — это все равно, что бороться с симптомами болезни, не занимаясь лечением причины заболевания. «Давайте мы еще и этот закон введем, тогда теневого бизнеса станет меньше», — возможно, таким принципом руководствовались авторы закона. Однако в таком случае проблема не исчезнет, поскольку в сложившейся экономической ситуации нет вариантов для маневра бизнесу. Следовательно, он начинает уходить туда, где не действует закон.

 

Сейчас оштрафовать могут любое предприятие, независимо от соблюдения законов и уплаты налогов. У нас, к сожалению, не соблюдается право собственности, нарушаются те основы, которые должны быть фундаментом любого бизнеса. Собственно, чтобы бизнес вышел из тени, необходимо создавать для этого надлежащие условия. А это — огромное количество факторов, которые должны привести к одному результату: бизнес поверит, что работать легально — проще, выгоднее и целесообразнее. В том числе — экономически.

 

ФДК: Украинцы во всех городах в панике начали закрывать ФЛП. Есть ли реальные основания для этого?

Ю.Д.: Предприниматели подошли к этому прагматично и поняли, что с января нужно будет платить эти 704 грн ежемесячно, вместе с тем задавшись вопросом: «А за что платить, есть ли смысл выбрасывать деньги?».

 

Мы же не знаем, какая финансовая ситуация у каждого из предпринимателей. Может быть, для Киева 704 грн — не очень много, а для регионов — достаточно большая сумма. А если взять, к примеру, какой-то совсем маленький городок? Ведь многие так и не поняли, с какой стати они должны платить 704 грн, не имея дохода на данный момент, и как результат — пошли закрываться. Всегда оставались те, кто планировал начать свою деятельность, пускай даже немного позже. Но теперь возникает большой вопрос, будут ли они открываться и займутся ли вообще какой-нибудь деятельностью?

 

ФДК: Какое количество ФЛП, по Вашим оценкам, готовы продолжить работать?

Ю.Д.: Это зависит от рода деятельности. Если, допустим, речь идет о строительстве, и сейчас не сезон, но есть уверенность в том, что сумма уплаченных налогов «отобьется», и они получат достаточно прибыли, к примеру, за лето, в таком случае им выгоднее уплатить ЕСВ. Но если сам доход не настолько стабилен, предприниматели рисковать не станут платить сейчас, чтобы в будущем получить какой-то вероятностный доход. Скорее всего, они приняли решение остановить свою предпринимательскую деятельность.

 

Мне кажется, многие также решили продолжить деятельность в тени. Они будут выполнять работу, не оформляясь официально. Конечно, государство будет проверять и полсчитывать, кто оформлен, а кто не оформлен, но даст ли это какой-то результат? Хотя есть другие возможности для законного существования, правда, уже не прибегая к регистрации ФЛП.

 

ФДК: Есть ли возможность ФЛП, которые временно не получали доходы, оптимизировать налогообложение с учетом нововведений, не нарушая действующего законодательства?

Ю.Д.: Если мы говорим о тех ФЛП, которые не получают доходов сейчас, и они понимают, что нет уверенности в том, что они вообще получат какой-либо доход в будущем, им рациональнее закрыться. Собственно, это единственный выход, для тех, кто не желает ежемесячно уплачивать ЕСВ. Можно переоформить ФЛП на лиц пенсионного возраста, ведь тогда обязанность уплачивать 704 грн на таких предпринимателей не распространяется. Но данная модель не убережет от штрафов в случае, если будет установлено, что де-факто выполняет работы другое лицо, должным образом не оформленное у ФЛП-пенсионера.

Существует несколько моделей поведения для предпринимателей, правда, уже не обозначая себя как ФЛП: оформлять доходы как физическое лицо.

 

Например, можно заключить гражданско-правовой договор — как с юридическими, так и с физическими лицами: договор подряда, договор на предоставление услуг.

Еще один вариант — устроиться наемным работником по трудовому договору на время фактического выполнения работ, предоставления услуг.

Если же у предпринимателя есть уверенность в том, что он будет получать стабильный доход и сможет перекрыть сумму в 8,448 грн за год, ему нет смысла закрываться.

 

ФДК: Что касается сезонного бизнеса, какие прогнозы его легального развития?

Ю.Д.: Если предприниматель принял решение о закрытии, он не будет регистрировать новое ФЛП через какое-то время. Он либо будет уплачивать налоги и работать несколько месяцев в году, либо продолжит свою деятельность вне закона. Останутся только те, кто точно знает, что в результате получат достаточно прибыли.

 

ФДК: Как сейчас происходит процедура закрытия ФЛП?

Ю.Д.: После принятия Закона Украины «О внесении изменений в некоторые законодательные акты Украины относительно упрощения порядка открытия бизнеса» от 15.04.2014 г. № 1206-VII формально можно прекратить предпринимательскую деятельность за 1 день. Нужно подать регистрационную карту на осуществление государственной регистрации прекращения предпринимательской деятельности ФЛП и паспорт. После чего государственный регистратор дает уведомление об осуществлении государственной регистрации прекращения предпринимательской деятельности ФЛП. Но ФЛП все равно нужно будет проходить проверки в налоговой службе и Пенсионном фонде (ПФ). Правда, это уже не так проблематично, как раньше, однако требует проведения сверки с налоговой и обязательных процедур документальной проверки. В связи с этим закрыть ФЛП за один день невозможно. Однако с момента прекращения предпринимательской деятельности у регистратора уплачивать налоги и сборы за все последующие после такого прекращения периоды не нужно.

 

ФДК: Зачем государству понадобилось облагать налогами ФЛП, которые не ведут своей деятельности?

Ю.Д.: Сложно сказать. Вероятнее всего, логика была в том, чтобы таким образом побороть теневую экономику. Якобы те, кто не показывает доход, но числится предпринимателем, наверное, находятся в тени. И, возможно, это была попытка заставить теневые ФЛП уплачивать налоги. Если учитывать то, что в дополнение к этому закону ввели еще и множество штрафов, проверок и контроль за соблюдением трудового законодательства, вероятно, это так и есть.

 

Но основной целью все-таки было сокращение дефицита Пенсионного фонда. Думали ли авторы закона о том, как это реально можно сделать с помощью этих нововведений? Вопрос риторический в силу того, что часто реакция бизнеса не прогнозируется, а расчеты эффекта от введения тех или иных норм осуществляются слишком линейно. Допустим, у нас определенное количество ФЛП, и мы их сейчас заставим платить. Конечно же, получим определенную суму, а значит, это комплекс мер, который направлен на погашение дефицита ПФ. При этом никто не просчитал, как будут реагировать экономика и предприниматели. Мне кажется, никто даже не задумывался над такими вопросами. Один гипотетический плюс в виде поступлений от ЕСВ есть, а дальше смотреть не нужно. Более некомпетентные решения на данный момент мне вообще сложно представить.

 

ФДК: Как сложится судьба украинских предпринимателей, чьи ФЛП зарегистрированы на временно оккупированной территории республики Крым?

Ю.Д.: Те, кто как-то связывал работу с Украиной, могли переехать на ее материковую часть, и все переоформить. Многие так и сделали, продолжив свою деятельность здесь. Я так понимаю, что те, кто все же остался в Крыму, будут принимать решение: или переехать и делать все то же самое, что и наши предприниматели, или оставаться в АРК. Хотя, мне кажется, что они не очень заинтересованы в решении данного вопроса, поскольку на сегодняшний день фактически живут по законам РФ.

 

ФДК: В ВР совсем недавно зарегистрировали законопроект № 5633 «О внесении изменений в некоторые законы Украины относительно обеспечения прав и законных интересов субъектов малого и среднего предпринимательства», где говорится о том, что если ФЛП не получал доход в течение 1 квартала 2017 года, он освобождается от уплаты налогов. Прокомментируйте это, пожалуйста.

Ю.Д.: Конечно, это правильное решение. Нужно дать людям время нормально закрыться, а не стоять в очередях в последние дни декабря. Но об этом тоже никто не подумал. Нельзя такие нормы вводить с 1 января, хотя у нас это было вместо «новогоднего подарка под елку». В течение нескольких последних лет сложилась традиция получать определенный «коллапс» с начала января и абсолютное непонимание, как работать. Получается, что вместо празднования Нового года и Рождества люди были заняты совсем другими проблемами.

 

ФДК: К чему может привести такое массовое закрытие ФЛП?

Ю.Д.: Самое страшное — это уничтожение малого бизнеса. Пускай это громкие слова, зато правдивые. Сейчас как такового малого бизнеса остается все меньше. Это происходит по многим причинам: он наиболее уязвим и в первую очередь страдает от всех кризисных моментов, которые присутствуют в экономике, при падении платежеспособности граждан, ведь наши ФЛП ориентированы исключительно на внутренний рынок. Все, что происходит на внутреннем экономическом и финансовом рынке, отражается на малом бизнесе, как в зеркале. Прежде всего мы теряем именно эту часть бизнеса. Это означает, что весь наш рынок продолжает монополизироваться, он теряет определенную сферу предоставления товаров и услуг. Крупный бизнес по большей части является экспортоориентированным и зависит от конъюнктуры внешних рынков. Ему все равно, какое благосостояние имеют наши граждане. Эта тенденция страшна тем, что обнищание населения и падение покупательной способности не будет отражаться на экспортоориентированных компаниях. Странно, что никто не видит проблемы в таком положении дел.

 

В итоге, бизнес, который ориентирован на внутреннего потребителя, уходит. Если в других странах была тенденция того, что большая часть экономики работала именно за счет малого и среднего бизнеса, то у нас, особенно в последние годы, бюджет делает порядка 2 000 предприятий, и, собственно говоря, только они имеют значение. Поэтому, когда принимаются законы, подобные тому, о котором мы говорим, напрашивается вывод, что государству не интересен малый бизнес.

 

Хотя разные нормы, программы и стратегии все же принимаются. Но на самом деле, это какие-то ничего не значащие документы, потому что все, что делает государство, никак не отражает потребности малого бизнеса. Мне кажется, нужно, наоборот, направлять силы на то, чтобы бороться с кризисными явлениями в экономике, делая инвестиционно привлекательный климат, хотя бы для внутреннего инвестора, но сейчас можно заметить отсутствие правильной экономической политики. Скорее имеем удовлетворение интересов отдельных бизнес-групп.

 

ФДК: Какова вероятность того, что сейчас бывшие предприниматели обратятся в центр занятости, и уже государство должно будет платить им?

Ю.Д.: Думаю, что зачастую так и будет происходить. Раньше эти люди были в статусе предпринимателей и не могли обратиться в центр занятости. Но что им мешает это сделать сейчас? Я бы точно так сделала. Выходит, еще не факт, что государство сможет значительно увеличить поступления в ПФ от уплаты ЕСВ, так еще и вынуждено будет выплачивать пособие по безработице тысячам новых граждан, получивших такой статус после закрытия ФЛП. Причем во многих случаях сумма выплат по безработице на одно лицо гораздо больше, чем 704 грн.

 

Интервью записала

Мария Пенделеева