Форензик — наиболее действенная прививка от мошенничества в компании

Артем Ковбель

Интервью   |   ВЫПУСК №8 (АВГУСТ, 2017)

 

Мошенничество в компании — важная тема для любого предпринимателя, независимо от размера его бизнеса или масштабов деятельности. К сожалению, более половины украинских предприятий сталкивались с фактами мошенничества. Об этом стало известно благодаря исследованию компании Kreston GCG. Что удалось выяснить за время исследования, какие факторы влекут за собой мошенничество и как с ним бороться — рассказал Артем Ковбель, партнер, Глава департамента финансовых расследований Kreston GCG

Артем Ковбель
Глава департамента финансовых расследований Kreston GCG

 

Финансовый директор компании: Артем, расскажите, пожалуйста, почему была выбрана тема мошенничества?

Артем Ковбель: Тема мошенничества, пожалуй, была актуальна во все времена, и ее актуальность связана с самой человеческой природой. В международной практике исследования, посвященные мошенничеству и борьбе с ним, являются традиционными. В частности, Ассоциация сертифицированных специалистов по борьбе с мошенничеством (ACFE) раз в 2 года публикует Report to the Nations, в котором рассматриваются основные тренды распространения данного явления в компаниях и организациях стран мира, меры по предупреждению и борьбе с фактами мошенничества. Своим исследованием мы решили поддержать данную традицию и сфокусироваться непосредственно на ситуации в Украине: оценить распространенность мошенничества, восприятие данного явления представителями различных сфер и отраслей, выявить, что именно предпринимают представители украинских компаний с целью предупреждения фактов мошенничества.

 

ФДК: По каким критериям выбирался профиль компаний для данного исследования?

А. К.: Тема мошенничества настолько же распространена, насколько и «чувствительна». Далеко не все готовы обсуждать ее и признать тот факт, что мошенничество имело место в их компании. Кроме того, дискуссии на тему мошенничества предполагают определенное доверие к собеседнику. Именно поэтому в данном случае мы проводили исследование среди собственной клиентской базы, в которой широко представлены как международные, общенациональные, так и региональные компании; компании различного масштаба с численностью персонала от 50 до 10 и более тысяч человек; среди наших клиентов (и участников исследования) — представители различных сфер и отраслей, включая признанных лидеров аграрного сектора, строительства, промышленного производства, пищевой отрасли, фармацевтического бизнеса и многих других.

 

ФДК: От каких факторов зависит мошенничество на украинских предприятиях?

А. К.: Примечательно, что по оценкам наших респондентов (а ими выступали специалисты, занимающие ключевые и руководящие позиции в компаниях — генеральные и финансовые директора, собственники, главные бухгалтеры, представители внутренней службы безопасности), ключевой проблемой является недобросовестность персонала. Чуть более половины участников исследования (51%) назвали это основным фактором возникновения мошенничества. Условно на 2-м месте в «рейтинге» факторов мошенничества — недостаточная эффективность внутреннего контроля или, в принципе, его отсутствие (отмеченные 42% и 36% респондентов соответственно). При этом в мировой практике именно недостаточная эффективность внутреннего контроля расценивается как ключевой фактор уязвимости компании перед распространением мошенничества.

 

Чуть менее трети участников нашего исследования заявили, что сама возможность осуществления мошеннических действий способна стимулировать их реализацию, в свою очередь, данному факту бо′льшую значимость придают те компании, которые уже сталкивались с мошенничеством ранее, а также международные и национальные компании, в отличие от региональных.

 

ФДК: Скажите, пожалуйста, насколько украинские компании признавали факт мошенничества?

А. К.: 61% участников исследования заявили о том, что их компания сталкивалась с фактами мошенничества, из них свыше 10% фиксировали мошенничество в этом году, а более 1/3 сталкивались с ним ранее — в последние 3 года. Однако обращает на себя внимание тот факт, что 40% компаний утверждают, что никогда не наблюдали подобного явления. Наш опыт позволяет утверждать то, что последнюю цифру целесообразнее интерпретировать как «компании не фиксировали» случаи мошенничества, не имея достаточно эффективных работающих инструментов контроля либо функционируя на общем принципе доверия к сотрудникам. Иными словами, значительная доля компаний просто не допускает возможности фактов мошенничества в своей среде.

 

ФДК: А насколько ситуация с мошенничеством в Украине отличается от мировой?

А. К.: С одной стороны, Украина отражает часть общемировых тенденций распространения мошенничества в компаниях. В частности, мы наблюдаем сходные ключевые отрасли, наиболее уязвимые для распространения мошенничества, фиксируем те же ключевые виды мошенничества в компаниях и наиболее часто встречающиеся формы выявления мошеннических схем. С другой стороны, результаты нашего исследования демонстрируют, что компании в Украине несколько недооценивают масштабы и угрозы, которые несет в себе мошенничество. В связи с этим крайне показательным примером явился тот факт, что лишь 8% участников исследования выразили опасения в связи угрозой киберпреступлений в ближайшее время. Но исследование закончилось буквально за несколько дней до массированного распространения вируса Petya, который парализовал деятельность целого ряда компаний.

Кроме того, нынешние действия украинских компаний по предотвращению мошенничества не соответствуют лучшим мировым практикам в данной сфере.

 

ФДК: Расскажите о самых распространенных видах финансового мошенничества в Украине?

А. К.: Среди наиболее распространенных видов финансового мошенничества — хищение активов — как материальных, так и нематериальных, и необоснованные/нецелесообразные расходы. Собственно, хищение активов — наиболее распространенный вид мошенничества и в мировой практике. По данным отчета ACFE 2016 года, этот вид мошеннических действий имеет место в 83% всех случаев мошенничества.

 

ФДК: Прокомментируйте, пожалуйста, финансовые потери от случаев мошенничества.

А. К.: 20% компаний — участников нашего исследования оценили объем финансовых потерь от различных случаев мошенничества за год в сумму от $100 тыс. до $5 млн. При этом такой объем потерь чаще фиксировался в сферах транспорта и логистики и технологий. Еще 60% компаний заявили о более «скромных» финансовых потерях — до $100 тыс. в течение года.

 

ФДК: В каких из подразделений компании чаще всего фиксировались факты мошенничества? Как Вы думаете, с чем это связанно?

А. К.: Такими подразделениями в украинских компаниях выступают: отдел продаж, отдел закупок и производственный отдел. К слову, практически равные доли респондентов (40%) заявили о финансовых потерях от мошенничества в отделе продаж — как в пределах $100 тыс., так и в размере до $5 млн. Характерно, что в отличие от ситуации в Украине, в мировой практике чаще всего случаи мошенничества фиксируются в финансовых отделах.

Распространенность мошенничества в отделах продаж, закупок и производственном отделе может объясняться недостаточной эффективностью контрольных процедур в данных подразделениях.

 

ФДК: Как влияет количество сотрудников на факты мошенничества в компании, есть ли в этом взаимосвязь?

А. К.: Количество сотрудников в компании скорее влияет на большее внимание к возможности мошенничества и более тщательный контроль. В частности, в более крупных компаниях факты мошенничества фиксируются чаще: если в компаниях со штатом до 100 человек столкновение со случаями мошенничества отмечают чуть более 1/4 респондентов, то в компаниях с численностью сотрудников более 500 человек о подобных ситуациях заявляют уже 40% участников исследования.

 

ФДК: Каким образом компании могут самостоятельно обнаружить факт мошенничества?

А. К.: По данным исследования, зачастую компании выявляют факты мошенничества в результате внутреннего аудита и из неофициальных внутренних источников. Последние и в мире лидируют как форма обнаружения случаев мошенничества в организациях. Однако, в отличие от Украины, в мире наиболее распространенной формой получения информации из неофициальных источников является горячая линия, которую явно недооценивают компании в нашей стране. При этом, согласно данным глобального исследования ACFE, наличие горячей линии практически в 2 раза повышает эффективность обнаружения мошеннических схем через неофициальные источники информации. Стоит отметить, что практически 1/3 участников исследования заявила об обнаружении фактов мошенничества случайным образом. А в сферах промышленного производства и торговли чаще других сталкивавшихся с проявлениями мошенничества в отраслевом разрезе, случайное обнаружение выступает лидирующей практикой.

Кроме того, компании могут прибегнуть к системе внутреннего контроля по предотвращению и обнаружению мошенничества со стороны персонала всех уровней или привлечь внешних консультантов для проведения независимых расследований.

 

ФДК: Приведите, пожалуйста, примеры методов предотвращения мошенничества?

А. К.: Такими методами являются разнообразные меры, минимизирующие, собственно, возможность мошеннических действий: все формы внутреннего контроля, вовлечение собственника в операционное управление, корпоративный этический кодекс в отношении противоправных действий (и высокий уровень информированности персонала о нем), а также безопасные каналы оповещения о фактах мошенничества (горячая линия, онлайн-формы и т.д.). Более половины компаний — участников исследования считают внутренний контроль наиболее эффективной мерой, около 20% компаний привлекает собственника к операционному управлению, в т. ч. для минимизации рисков мошенничества, однако другие меры пока не воспринимаются как достаточно эффективные.

 

ФДК: Скажите, какой процент опрошенных компаний никогда не сталкивался с мошенничеством и как Вы считаете, насколько это соответствует действительности?

А. К.: Как уже отмечалось, 40% компаний заявляют о том, что никогда не сталкивались с фактами мошенничества. Те, кто отрицает мошенничество в своих компаниях, чаще являются представителями региональных компаний и небольших компаний со штатом до 100 человек. Характерно, что компании, ранее не фиксировавшие факты мошенничества, уверены, что и в будущем им не стоит опасаться мошеннических действий. В частности, при оценке рисков мошенничества в течение ближайшего года 59% компаний, не фиксировавших случаи мошенничества ранее, заявили, что риски мошенничества низки, а еще 13% утверждают, что они в целом отсутствуют. Однако наш опыт позволяет говорить о том, что данные компании скорее не имеют эффективных процедур контроля и не уделяют проблеме должного внимания

 

ФДК: Если говорить о внешнем консультировании, насколько это действенный метод в борьбе с мошенничеством и почему?

А. К.: Исходя из практики Kreston GСG расследования кейсов по выявлению мошеннических действий внутри компаний, привлечение внешнего консультанта является наиболее эффективным методом по ряду причин. Это дает 100% незаангажированный свежий взгляд на структуру и бизнес-процессы компании, а также на всю процедуру проверки в целом. Внешние специалисты обладают специальными навыками, которые подкреплены профессиональными сертификатами (CFE-специалист по борьбе с мошенничеством) и опытом, что однозначно повышает качество подобных расследований. Кроме того, в арсенале внешних консультантов более широкий спектр методов, в т. ч. инновационных. Например, метод легендированной проверки позволяет получить наиболее полную и достоверную информацию из первоисточника, непосредственно от объекта проверки. Методы OSINT/HUMINT — дают возможность получить всеобъемлющую информацию из разных источников и т.д.

 

ФДК: Резюмируя, скажите, как ситуация с мошенничеством в украинских компаниях сложиться в будущем?

А. К.: Согласно исследованию ACFE — ассоциации сертифицированных специалистов по борьбе с мошенничеством, с каждым годом методы мошенничества становятся куда более изощренными, при этом все больше и больше украинских компаний начинают задумываться о превентивных мерах, которые направлены на минимизацию фактов возникновения мошенников в компаниях. Среди них:

• автоматизация бизнес-процессов внутри компании — частичное исключение человеческого фактора;

• введение систем безопасности на предприятиях;

• привлечение внешних консультантов с целью регулярных проверок деятельности предприятия, по итогам которых выдаются рекомендации по качественному улучшению систем внутренних контролей и т.д.

Поэтому стоит отметить, что, к сожалению, на 100% искоренить мошенничество не удастся в силу человеческого фактора, но тренд минимизации его возникновения уже инициирован.

 

Интервью подготовила

Мария Пенделеева