Энергоэффективность и бизнес. Можно ли потреблять энергию экономно?

1 сентября 2017 года Соглашение об ассоциации между Украиной и Евросоюзом полностью вступило в силу. Ключевыми в нем являются разделы, касающиеся торговли и экономического сотрудничества. Они предусматривают создание зоны свободной торговли и либерализацию взаимного доступа на рынки товаров и услуг, а также согласование украинских правил и регламентов с нормами ЕС.

Украина выходит на новый этап развития, предполагающий адаптацию к прогрессивным мировым требованиям, нормам и стандартам. На первые позиции в списке приоритетов вошли вопросы энергоэффективности, ресурсосбережения и экологии, без которых невозможно обеспечить конкурентоспособное производство и, как следствие, полноценное присутствие украинских предприятий на ведущих мировых рынках. В этих условиях украинские предприятия делают ставку на энергоэффективность как один из факторов повышения конкурентоспособности

ВЫПУСК №12 (ДЕКАБРЬ, 2017)

 

Нина Лысенко

Энергоэффективность и бизнес. Можно ли потреблять энергию экономно?Актуальность изменения отношения к энергоресурсам связана с высокой энергоемкостью продукции, и эта проблема влечет за собой неэффективность экономики, неконкурентоспособность продукции, снижение объемов реализации на мировых и внутренних рынках, закрытие малоэффективных предприятий и др. Главная причина необходимости повышения энергоэффективности — истощаемость природных ресурсов. Ограниченность энергоресурсов так или иначе затронула все государства и стала проблемой глобального масштаба.

Украинская экономика — одна из наиболее энергоемких.

Находясь в затяжном кризисе, она несет бремя целого ряда проблем. А после вступления в силу Соглашения об ассоциации с ЕС предприятия должны интенсивно и постоянно повышать конкурентоспособность для выхода на европейские рынки и сохранения доли на внутреннем рынке.

 

На законодательном уровне проблемой экономии энергоресурсов наше государство озаботилось еще 20 лет назад — Закон Украины «Об энергоэффективности» принят в 1994 г. Но тогда не было неоспоримых аргументов для внедрения необходимых технических решений — Украина по бартеру получала газ из России, цены на электроэнергию были низкими. Сегодня условия изменились, бизнесу пришлось уменьшать расходы на энергоресурсы.

 

Инвестируя в энергоэффективные технологии, бизнес инвестирует не только в свой успех, но и в развитие государства. Об этом заявил премьер-министр Украины Владимир Гройсман во время одного из правительственных заседаний в преддверии отопительного сезона 2017–2018. Но бизнесу уже не нужно напоминать об этом. Цена электроэнергии и газа заставила предпринимателей модернизировать свое производство. Особенно остро это ощутили энергоемкие отрасли: металлургия, химическое производство.

 

А как в Европе?

Последние 15 лет страны ЕС выстраивали целую систему внедрения энергоэффективных технологий. За период с 2005 по 2013 год в большинстве стран ЕС рост ВВП сопровождался сокращением потребления энергии в среднем на 2%. Увеличение объемов производства при повышении энергоэффективности в ряде стран оценивали в пределах от 0,25% до 1% ВВП. Тем временем Украина продолжала верить политической мантре, что якобы хорошие взаимоотношения с ключевым поставщиком энергоресурсов — РФ — помогут и далее получать дешевые ресурсы. И только стремительное удорожание энергоресурсов на мировых рынках стало стимулом внедрять энергосберегающие технологии. По мнению экспертов, инвестиции в энергоэффективность способны увеличивать налоговые поступления, повышать доходность капиталовложений и уменьшать издержки, связанные с безработицей и выплатой социальных пособий. Изучение макроэкономического эффекта европейских программ, например, по ремонту зданий, продемонстрировало, что ежегодные капиталовложения в размере $56 млрд привели к созданию 760 тыс. дополнительных рабочих мест в год, непосредственно принося в бюджет чистый годовой доход в $41–56 млрд.

 

«Прежде всего следует отличать понятие энергоэффективность, энергосбережение и использование возобновляемых источников энергии. Они не являются тождественными, хоть и являются в совокупности инструментами уменьшения потребления энергии из ископаемого топлива (нефти, газа, угля)», — говорит менеджер Center for BLENDED Value Studies Александр Сущенко. По словам эксперта, энергосбережение предусматривает снижение потребления энергии за счет уменьшения использования энергетических услуг. Энергоэффективность заключается в редуцировании количества энергии, необходимой для выработки определенного вида продукции или предоставления услуг. Использование возобновляемых источников энергии (энергии солнца, ветра, геотермальных вод и т.п.) является альтернативой топливу для производства электрического тока. «Например, какое-то предприятие, которое инвестировало в возобновляемые источники энергии, установило солнечные панели с сопутствующим оборудованием, скажем, ветровую электростанцию. В данном случае речь идет только об изменении природы производства электроэнергии и экономии средств после окупаемости соответствующего инвестирования. Если же данное предприятие не проводило мероприятий по энергосбережению — не были утеплены офисные здания, не было установлено оборудование с более низким классом энергопотребления, не проведены работы по «умному управлению» освещением, отоплением и так далее, то потребление энергии осталось на том же уровне. И говорить об энергоэффективных мерах не приходится. Количество произведенной продукции/оказанных услуг на единицу энергии не изменилось», — объясняет Александр Сущенко.

 

Читать дальше →